July 10th, 2019

И. В. СТАЛИН. ЧАСТЬ 19.

Аннотация. Данный сборник содержит цитаты из работ И. В. Сталина и охватывает период с 1901 по 1952 годы. Рассматривается довольно широкий круг вопросов. Все работы взяты из открытых источников. Предназначено для читателей, интересующихся отечественной историей. Составитель В. Кувшинов. Очень примечательно то, что данные цитаты актуальны и на сегодняшний день в современной России. В связи с тем, что усилилась антисоветская агитация и льющаяся ложь на И. В. Сталина, мы были вынуждены, начать публикацию исторических документов, обличающих жалкие потуги врагов, занимающихся клеветой на великую советскую эпоху и империю социализма - СССР.



Collapse )

баллада об Иване

    Чисто вымытые уши, розоватый нос
    зовут его - Иван, по фамилии Х…ос,
    живет он правильно, всё там
  и соображает только на 100 грамм.

        С начальством не ругается и не ворчит,
        когда требуют - наклоняется и молчит,
        жену, детей почти не бъёт никогда
        только после работы и если не та еда.

            Спорить не любит, так как знает, что прав,
            ведь он живет в самой большой из держав,
            умрет он рано и не от любви -
            опять Ивана забъют свои.......
        
 

А.Тулупов о катастрофических явлениях после крещения Руси.


Наша подлинная история,  как это показали многие исследователи-альтернативщики,  имеет в своем прошлом ряд катастрофических явлений,  послуживших причиной  уничтожения лесов,  а также  заваливанию глиной первых этажей зданий.  Однако,  различные  по силе катастрофичные явления  происходили и ранее.  Так,  например,  упоминания о них  можно обнаружить в древнерусских  летописях.
Collapse )
  • rimmir

Для самообразования

Историческая политика

Политика памяти или историческая политика — набор приёмов и методов, с помощью которых находящиеся у власти политические силы, используя административные и финансовые ресурсы государства, стремятся утвердить определённые интерпретации исторических событий как доминирующие[1]. Термин появился в Германии в 1980-хгодах, в начале XXI века был заимствован и стал широко использоваться в Польше, где идеи проведения специфической исторической политики приобрели значительную поддержку[2]. К концу первого десятилетия XXI века этот термин стал активно применяться исследователями для описания процессов и практических приёмов в политике посткоммунистических государств Восточной Европы[3].

Критики методов исторической политики считают, что само это понятие существенно отличается от понятий «политизации истории» и «политики памяти», и что речь идет преимущественно о политическом феномене, который должен изучаться, прежде всего, как часть политики[1].
Методы

Критики исторической политики выделяют следующие приёмы и механизмы, используемые для её проведения[1][4]:


  • организация институтов национальной памяти и учреждений, схожих с ними по функциям и принципам организации (в Польше, на Украине и других странах);


  • создание специальных музеев под прямым патронатом определённых политических сил (Музей варшавского восстания, Дом террора в Будапеште, Музей советской оккупации Украины в Киеве, в странах Прибалтики и т. д.);

  • принятие законов, направленных на догматизацию той или иной трактовки исторических событий (например, закон «О Голодоморе 1932—1933 годов на Украине»[5], введение уголовной ответственности в Литве за «одобрение советской и нацистской агрессии»[6] и т. п.);

  • использование финансовых рычагов (финансирование проектов, осуществляемых по политическому заказу, предоставление высокооплачиваемых должностей и т. п.);

  • ограничение доступа к архивам;

  • использование контроля над СМИ;

  • использование контроля над системой образования;

  • воздействие на символическую сферу (создание и продвижение пантеона исторических личностей, учреждение памятных дней, проведение акций памяти, использование государственной и национальной символики и т. п.).

Идеологические основания и мотивы

В идеологическом обеспечении исторической политики выделяют следующие постулаты[1]:


  • История и память представляются как арена политической борьбы с внешним и внутренним противником. Этим оправдывается отступление от принципов профессиональной этики, ограничение свободы высказывания, изменение принципов финансирования.

  • Поскольку считается очевидным, что внешний противник стремится утвердить свою враждебную интерпретацию событий прошлого, долг отечественных историков — солидарно противостоять этой опасности, главным образом через отстаивание противоположных аргументов. Это приводит к разрушению пространства для диалога внутри страны и к нагнетанию конфликтности в отношениях с внешним миром.

  • Оправданием исторической политики служат ссылки на плачевное состояние патриотизма и преподавания истории в школе, что, в свою очередь, используется как аргумент для отказа от плюрализма в учебниках и концепциях.

Историк Алексей Миллер следующим образом описывает и иллюстрирует подход сторонников исторической политики:

в 2003 г. Анджей Новак опубликовал статью в правительственной польской газете «Речь Посполитая», в которой написал, что возникает серьёзная угроза: «Немцы и русские в последнее время стали что-то пересматривать в своем историческом нарративе и, похоже, собираются расстаться с фиксированной ролью палачей, с признанием того, что они плохие ребята в этой истории. А нам обязательно нужно эту тенденцию предотвратить, и нужно их в этой роли плохих ребят зафиксировать». В общем, это одна из линий, которую в исторической политике можно проследить вплоть до сегодняшнего дня: зафиксировать себя в роли жертвы, а кого-то специально подобранного — в роли палача[7].

Историческая политика в России

По мнению А. И. Миллера, историческая политика в России в начале первого десятилетия XXI века развивалась менее интенсивно, чем в соседних восточноевропейских странах, но в середине этого десятилетия проявились серьёзные признаки её активизации[1]:

Основным полем битвы в исторической политике является массовое историческое сознание с его образами исторического прошлого. На формирование «правильных» образов прошлого у подрастающих поколений россиян с последующим их воспроизведением и направлена историческая политика[9].

Мнения российских историков и общественных деятелей по поводу создания «Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории» разделились, звучали диаметрально противоположные оценки. Следует отметить, что за время, прошедшее с момента создания, эта комиссия не проявила особой активности[10] и была упразднена в 2012 году.

Наряду с критиками методов исторической политики в России есть и сторонники её проведения. Так, историк А. Р. Дюков рассматривает политизацию истории как серьёзный вызов и считает уместной ответную постановку задач в области исторической политики (подчёркивая, что для России эта политика является вынужденной реакцией на проведение исторической политики восточноевропейскими странами):

Одной из главных задач в области исторической политики, и соответственно, одной из главных задач комиссии, мне представляется формирование научной школы изучения истории наших бывших советских республик и бывших стран ОВД. Сейчас ситуация здесь поистине катастрофическая: специалистов в этой области можно пересчитать по пальцам. Количество изданий по данной тематике ничтожно. Пока существует такое положение дел, мы на государственном уровне не сможем противодействовать фальсификациям, которые ведут политики и организации, специально созданные для этого за рубежом, — потому что «бог на стороне больших батальонов», увы[11].

Некоторые методы из набора средств исторической политики предлагались к использованию авторами и сторонниками программы Совета при Президенте РФ по правам человека. Эта программа (называемая также программой «десталинизации» или программой Федотова) вызвала противоречивые отклики в российском обществе, но практических мер в осуществление этой программы не предпринималось.

К проявлениям исторической политики примыкают[12] также и методы, использованные в кампании вокруг учебного пособия А. С. Барсенкова и А. И. Вдовина, развернувшейся осенью 2010 года(критики кампании указывали на призывы перейти от исторической дискуссии к административным мерам, требования уволить авторов из МГУ и запретить их учебное пособие, угрозы судебного преследования авторов[12][13][14][15][16]). Большая часть прозвучавших предложений и угроз не получили продолжения (как и в описанных выше случаях Комиссии по борьбе с фальсификациями истории и программы президентского Совета).

Зеленский

Хам, наркоман, параноик — как ещё называют нового президента Украины



Новоиспечённый президент Украины просидел на троне без году неделя, а его уже, как только не назвали известные люди в публичном медиапространстве.
Наверно есть за что.

Collapse )

Автохитростей вам в ленту

https://s1.1zoom.me/big0/894/260553-dikemoon.jpg

Владение автомобилем – это не только возможность комфортно перемещаться, но также и постоянно возникающие проблемы и затраты. Большинство из них можно исправить, нужны лишь средства. Но опытные водители знают, как тратить меньше, достигая тот же эффект...


Collapse )